ДОКЛАД Нормативно-правовые основы, необходимые для сохранения и развития лезгинского языка и культуры

 

 

Прежде чем рассмотреть данный вопрос надо отметить, что культура – очень емкое понятие, которое в свой состав включает язык. Однако в этом случае национальный язык следует рассмотреть отдельно от остальных элементов национальной культуры.

 

Лезгинский язык

 

Представители общественности, в жизни которых этническая идентичность играет большую роль, огромное значение также уделяют и родному языку. Они считают родной язык предметом национальной гордости и важнейшим достоянием, доставшимся им от наших предков и которое следует оберегать и сохранять. Такое отношение к родному языку, как к важнейшему символу этнической идентичности как бы отвечает на вопрос главной причины переживаний за его судьбу.

 

Однако ответ на фундаментальный вопрос о том, как сохранить и развивать родной язык, связан в первую очередь с состоянием функциональной развитости языка и наличием реального статуса официального языка, так как язык в своей основе является главным средством коммуникации. И от того, насколько он востребован и защищен в этом качестве, и зависит его будущее.

 

Это связано с тем, что язык, который не может участвовать во всех сферах коммуникации на конкретной территории, не может быть полноценным. Неполноценный язык постепенно утрачивает свои позиции и в других областях, где он применяется, а в конце концов «запирается» в семье и затем уходит из нее тоже, т. е. рано или поздно сходит с исторической арены.

 

Снижение числа носителей родного языка почти у всех без исключения народов России (кроме русского), а также уровня владения, потребности в нем и интереса к нему у подрастающего поколения показывает эту неумолимую тенденцию и предсказывает будущее этих языков. Единственное спасительное решение заключается в закреплении обязательного статуса языка. Давно пора перестать воспринимать родной язык в символическом аспекте, нужно требовать получения полноценного статуса для его будущего.

 

Лезгинский язык, как известно, распространен в Дагестане и Азербайджане. В Дагестане он является одним из государственных языков, но данный статус не закреплен официально. Так как лезгинский язык, как и другие, не указан в Конституции Дагестана. В Дагестане также до сих пор не принят закон о языках, который должен был бы регламентировать применение государственных и иных языков, обеспечение необходимых мер их защиты и поддержки.

 

Что такое государственный язык?

 

В Конституции России говорится следующее: «Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации» (ст.68, п.2).

 

Эксперты ЮНЕСКО в 1953 году предложили следующие определения:

 

- Государственный язык — язык, выполняющий интеграционную функцию в рамках данного государства в политической, социальной и культурной сферах, выступающий в качестве символа данного государства.

- Официальный язык — язык государственного управления, законодательства, судопроизводства.

 

В 2004 году на двадцать четвертом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ был принят Модельный закон о языках. В нем были утверждены эти термины в таком определении:

 

- Государственный язык — язык, законодательно закрепленный для обязательного использования в политической, экономической, социальной, культурной и других официальных сферах.

- Официальный язык — язык, законодательно закрепленный для использования в официальных сферах наряду с государственным.

 

Как следует из этих определений, государство, объявив какой-либо язык государственным, обязано обеспечивать его функционирование в качестве такого на соответствующей территории. Однако до сих пор не регламентированы сферы применения госязыков РД, в том числе случаи, в которых они должны использоваться в обязательном порядке.

 

Получение реального статуса государственного языка в РД – это первый и наиважнейший вопрос, который должен быть решен, если мы хотим видеть реальные изменения в вопросе сохранения и развития лезгинского языка в Дагестане.

 

Примерно половина лезгин проживает на территории Азербайджанской Республики. И ситуация с лезгинским языком в этом государстве гораздо более печальная. К большому сожалению, лезгинский язык не обладает там никаким статусом. Он ограниченно используется в сфере образования и культуры. Об отношении к лезгинскому языку в АР красноречиво говорит следующий факт.

В упомянутом Модельном законе о языках стран СНГ указан еще один термин:

 

Язык национального меньшинства – язык этнической группы, проживающей на территории государства.

 

В Законе перечисляются сферы применения всех трех категорий. Однако единственной страной, принявшей этот закон с оговоркой, была Азербайджанская Республика. В своем особом мнении парламентская делегация Азербайджанской Республики исключила как противоречащие национальному законодательству важные положения. В частности, это касается права на выбор языка обращений в органы государственной власти, самоуправления и в государственные учреждения и ответов на эти обращения.

 

Все страны кроме АР согласились с тем, что в такими языками могут быть официальный язык СНГ и язык национального меньшинства. Таким образом, можно утверждать, что возможности полноценного функционирования лезгинского языка в Азербайджане законодательно ограничиваются.

 

АР и РФ подписали Европейскую хартия региональных языков или языков меньшинств в 2001 году, но до сих пор не ратифицировали ее. Ратификация этой Хартии способствовала бы пересмотру положений Конституции и законодательства АР, ограничивающих развитие лезгинского и других языков этой страны. В одном из положений Хартии подчеркивается, что «защита и развитие региональных языков или языков меньшинств не должны осуществляться в ущерб официальным языкам и необходимости их изучения», то есть никакой угрозы для азербайджанского языка как государственного языка АР ратификация не представляет. Целесообразно также ратифицировать Хартию и в РФ.

 

Лезгинская культура

 

Аналогичный подход стоит пытаться применить и в отношении лезгинской культуры. Однако в отличие от языка культуру сложнее институционализировать, то есть регламентировать в законодательной сфере.

 

Первоочередная задача в этой области – определить то, что конкретно должно входить в понятие лезгинская культура (в нормативно-регламентированном аспекте): какие материальные ценности и какое нематериальное культурное наследие. То есть, речь идет об элементах культуры, отличающихся особой ценностью и символическим значением для лезгинского народа.

 

В этом отношении целесообразно использовать концепции, утвержденные ЮНЕСКО (Объекты Всемирного наследия и Шедевры устного и нематериального культурного наследия). Так, в Конвенции ЮНЕСКО указаны конкретные проявления нематериального культурного наследия:

 

устные традиции и формы выражения, в том числе язык как носитель нематериального культурного наследия; исполнительские искусства, в том числе актёрская игра, музицирование, пение, танцы и прочее; обычаи, обряды, праздники; знания и обычаи, относящиеся к природе и вселенной; знания и навыки, связанные с традиционными ремёслами.

Сюда, конечно, входит и кулинария, которую можно отметить отдельно.

 

По аналогии следует создать два таких же списка, в которые вошли бы объекты и шедевры, являющиеся важнейшей частью наследия лезгинского народа, своего рода символами, и представляющие особую значимость в его историко-культурном прошлом и будущем, то есть то, с чем сами лезгины ассоциируют свою национальную идентичность.

 

Обсуждению этих вопросов следует посвятить отдельную конференцию с привлечением специалистов историков и этнографов, культурологов и искусствоведов и др. В дальнейшем следует добиваться признания и институционализации на республиканском уровне составленного таким образом перечня объектов и шедевров лезгинского культурного наследия.

 

Однако в настоящее время имеется два праздника, которые следует закрепить на законодательном уровне. Это Яран Сувар и празднование эпоса «Шарвили», которые следует утвердить в качестве государственных праздников РД.

 

В качестве рекомендаций для резолюции предлагаются следующее пункты:

 

1. Принять Закон РД «О языках Республики Дагестан», в котором будет обеспечено функционирование лезгинского языка как одного из государственных языков РД;

2. Разработать и утвердить систему аттестации по лезгинскому и другим дагестанским языкам;

3. В качестве одной из мер, повышающих значимость лезгинского языка (и других государственных языков РД), утвердить стимулирующие выплаты за его знание государственными и муниципальными служащими и работниками бюджетных организаций, предприятий и учреждений;

4. Расширить список вакансий в государственных и муниципальных бюджетных учреждениях и ведомствах РД, в которых одним из квалификационных требований к претендентам является знание лезгинского языка;

5. Повысить нормативно-правовой статус лезгинского языка в органах местного самоуправления РД, обеспечивающий его полноценное функционирование в официальных сферах общения. В качестве одной из таких мер утвердить обязательное дублирование муниципальных правовых актов и делопроизводства в целом на лезгинский язык в муниципальных образованиях, в которых лезгины составляют свыше 50%.

6. При написании наименований географических объектов и оформлении надписей, дорожных и иных указателей в муниципальных образованиях РД, в которых лезгины составляют свыше 10%, утвердить порядок их обязательного дублирования на лезгинский язык.

7. Расширить сферу функционирования лезгинского языка в сфере образования. Обеспечить использования лезгинского языка в качестве языка обучения в средних и старших классах общеобразовательных школ. Разработать и утвердить программы по созданию специализированных школ и гимназических классов в сельской местности и в городах с углубленным изучением лезгинского языка и культуры. Обеспечить учебный процесс соответствующей учебно-методической литературой, учебными программами и педагогическими кадрами.

8. Утвердить программы по созданию в городах дошкольных учреждений, работающих по принципу «языкового гнезда» и, тем самым, способствующих возрождению (ревитализации) лезгинского языка у городского населения РД.

9. Наладить более тесное взаимодействие с законодательными органами Азербайджанской Республики, а также межгосударственное сотрудничество в гуманитарной сфере, с целью разработки и реализации программ по поддержке лезгинского и других дагестанских языков в АР, повышению их нормативно-правового статуса в районах компактного проживания дагестанских народов в АР.

10. Ратификация Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств Азербайджанской Республикой и Российской Федерацией.

11. Объявить «Яран Сувар» в качестве государственного праздника РД;

12. Объявить эпос «Шарвили» национальным достоянием РД, а день его празднования объявить в качестве государственного праздника РД. См. также материал о самом «круглом столе».

 

См. также материал о самом круглом столе.

Платок преткновения. Чечня готова узаконить хиджабы в школах

Заявление Министра образования и науки РФ Ольги Васильевой о том, что ношение платков ученицам и учителям в башкирком селе Белозерье противоречит светскому характеру школы, что «истинно верующий не станет подчеркивать свое отношение к вере религиозной атрибутикой», фактически раскололо российское общество.

 

Глава Чечни Рамзан Кадыров выразил несогласие с позицией министра на своей страничке в Instagram: «Вызывает удивление, что министр вместо того, чтобы поправить местных руководителей, свое «ЛИЧНОЕ УБЕЖДЕНИЕ» навязывает миллионам граждан».

 

Далее, Спикер Парламента Чечни Магомед Даудов заявил, что власти в республике инициируют закон, согласно которому дети в чеченских школах могут беспрепятственно носить религиозную атрибутику.

 

Вспомнить о православной традиции

 

Священник Русской Православной Церкви, протоиерей Всеволод Чаплин отметил РИА «Дербент», что при решении вопроса не следует упускать из виду этноконфессиональное разнообразие населения в стране.

 

«В Белозерье особая ситуация. Известно, что из этого села много экстремистов, которые уехали в зарубежные страны. Но в целом эта проблема поднимается не в первый раз. Решать ее, на мой взгляд, необходимо таким образом, чтобы были декларированы разные традиции, образы быта, и правила, которые действуют в нашем государстве в разных ее регионах.

 

Мусульманки не откажутся от платков ни на Северном Кавказе, ни во многих местах Татарстана. Надо понимать, что разговор, идет о платке оставляющим лицо открытым, который принят и во многих православных школах, а учащиеся в еврейских школах носят кипу», — считает священник.

 

По его словам он понимает людей, которые чувствуют агрессию в стенах школы и вуза. «Наверное, в некоторых случаях ношение платка, как и ношение крупного креста, может быть вызовом, может быть провокацией конфликта», — заявил он.

Но, на его взгляд в этой ситуации, лучшим ответом было бы вспомнить о собственных религиозных корнях.

 

«Дело в том, что в православии весьма приветствуется ношение женщиной головного убора. Почему бы не вспомнить об этой традиции? И не быть более праздными, более строгими в нравах, чем наши мусульманские соседи», — заключил собеседник РИА «Дербент».

 

Правовые полномочия регионов

 

По мнению заместителя директора Фонда «Дербент» Амиля Саркарова, инициатива парламента Чеченской Республики соответствует принципу федерализма, в соответствии с которым многие вопросы должны находиться в ведении регионов. При этом он отметил, что в законодательной сфере России сложилась единая правовая база, без каких-либо особенностей для регионов.

 

«Необходимо принять во внимание, что субъекты РФ очень сильно отличаются по многим признакам, и не обязательно в этнокультурной и конфессиональной сфере, но и в жизнеустройстве, и своими природными условиями и так далее.

 

Федеративное устройство нашего государства позволяет регионам использовать данный механизм, для проявления большей гибкости, в частности, в вопросах административного уровня, что позволяет им иметь реальную степень автономии», — заметил он.

 

На его взгляд, в поисках решения ситуаций надо отталкиваться от того, что у нас светское государство.

 

«Головной убор на теле девушки ничему не противоречит, и, на мой взгляд, платок может вписываться даже в качестве составной части обязательной школьной формы, если она будет принята. Самое главное, чтобы религиозный вопрос не ставился во главе угла, так как это — частное дело каждого человека», — рассказал собеседник РИА «Дербент».

 

Опрос среди читателей РИА «Дербент»

 

РИА «Дербент» организовало опрос среди читателей сайта на страничке в Facebook в связи с инициативой спикера парламента Чечни Магомеда Даудова, который заявил, что в республике инициируют закон, позволяющий детям носить и хиджабы, и крестики, и кипы.

 

Читателям агентства предлагалось четыре варианта ответов с возможностью выразить собственное мнение. В течение трех суток голоса участников распределились следующим образом. За вариант – «Соответствует Конституции РФ, соблюдению прав человека» проголосовало 5 человек. За вариант – «Не поддерживаю, это ведет к расколу в стране и конфликтам» проголосовало 4 человек. За вариант – «Специальный закон не нужен: пусть решают дети и родители» проголосовало 38 человек из 47 принявших участие.

 

Таким образом, опрос показал, что читатели нашего сообщества разделяют здравые взгляды. В отличие от министра образования, которая взбудоражила общество своим заявлением или от спикера парламента, который сделал эмоциональное заявление, с малой вероятностью практической реализации.

 

Светское государство гарантирует права верующим

 

Член совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, журналист Максим Шевченко, считает, что «Конфликт вокруг ситуации с ношением религиозных головных уборов в учебных заведениях можно урегулировать, если государство перестанет нарушать светский характер собственного устройства».

 

На его взгляд, выступая в защиту мусульман, отстаиваются права всего общества. «Защищая сегодня права мусульман, мы защищаем права христиан, евреев, верующих и неверующих граждан — и это важно понимать» — подчеркнул журналист.

 

Ариф Саидов

 

Что таит в себе расширение Дербента?

 

Эксперты рассказали о перспективах увеличения площади дагестанских городов.

Накануне, 25 января 2017 года, в Правительстве РД состоялось очередное заседание комиссии по вопросам развития городских территорий. Вел встречу 1-й вице-премьер РД Рамазан Алиев.

Как сообщает РИА «Дербент», главной целью работы данной комиссии является ускоренное решения вопросов, связанных с расширением территорий дагестанских городов за счет земель прилегающих районов.

Конкретным предметом обсуждения вчерашнего заседания стала складывающая вокруг Каспийска и Избербаша ситуация, где оказались практически полностью освоенными городские территории, в связи с чем, назрела острая необходимость их расширения.

Несмотря на то, что на повестке дня стояло рассмотрение проблемы отдельных городов, Алиев рекомендовал главам муниципалитетов проработать согласованные предложения по расширению городских территорий, подчеркнув при этом, что принятое решение должно устраивать и горожан, и жителей прилегающих районов.

Редакция ФЛНКА связалась с дагестанскими экспертами с тем, чтобы узнать каковы перспективы расширения территории Дербента и Дагестанские Огни, а также понять, что сулят южнодагестанским городам эти перемены.

Так, в беседе с корреспондентом ФЛНКА директор Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра РАН, профессор Сергей Дохолян отметил, что любое расширение для любого города, тем более для Дербента, имеющего очень много проблем, это очень серьезный вопрос, который требует не просто решения выделить землю, но и решения проблемы обеспечения этих территорий инфраструктурой.

«У нас, к сожалению, очень часто строят по принципу дали землю, мы построили, а вы потом как хотите, так и благоустраиваете. В итоге люди за свои деньги сами проводят газ, дороги строят, а потом возникает вопрос о необходимости поликлиник, школ, детских садов, а ничего этого нет», — пояснил ученый.

Не менее важной, по словам эксперта, является и оценка собственных возможностей. «Допустим, есть ли у нас электрические подстанции, достаточно ли электроэнергии, чтобы расширяться, как у нас поставлен вопрос с канализацией. Как известно, в Дербенте в принципе вопрос с канализацией очень серьезный», — считает Дохолян.

Сергей Дохолян Резюмируя эту часть вопроса, собеседник заявил, что без решения группы вышеуказанных и др. вопросов решение о расширении приниматься не может.

Также эксперт с сожалением заметил, что в Дагестане распространены случаи самозахватов территории. «Человеческий фактор так же имеет место. Люди сначала всеми правдами и неправдами хотят попасть на эту территорию, хотят заселиться, а потом начинают понимать, что детям необходимо учиться, что, если заболел, нужна поликлиника, что нужны дороги», — рассказал ученый.

Кроме того, Сергей Дохолян, комментируя перспективы развития городов и районов, подчеркнул проблему отсутствия преемственности власти, когда один глава муниципального образования начинает какой-либо процесс, а потом приходит новый глава и начинает другой процесс.

Обсуждая экономическую сторону расширения городских территорий, собеседник ФЛНКА отметил, что за счет увеличения числа жителей на присоединенных территориях, а также в случае размещения каких-либо промышленных или производственных объектов, а также бизнеса вырастут объемы налоговых сборов, т.е. может наблюдаться прирост бюджета.

«Однако, — заметил Сергей Дохолян, — не следует забывать, что на первом этапе государству, в частности, муниципальному образованию нужно тратиться на то, чтобы люди жили в нормальных условиях, а не так, что вышел в поле и вот тебе стройся.

Необходимы траты достаточно серьезные: это дороги, канализация, освещение, отопление. То есть власти столкнутся с целым букетом проблем, в решение которых необходимо вкладывать деньги, поэтому первое время там будут лишь одни затраты».

Известный дагестанский экономист и журналист Маир Пашаев в беседе с корреспондентом ФЛНКА рассказал, что вопрос присоединения к городам новых территорий: как для жилищного строительства, так и для создания промышленных зон, обсуждается давно и за последние два десятилетия огромные территории присоединены к Махачкала, Дербент и Дагестанские Огни. Правда, как отметил эксперт, без коммуникаций, асфальтного покрытия, социальной инфраструктуры, озеленения — выглядят они ужасно.

«В мировой урбанистике с начала двухтысячных годов новый тренд — на уплотнение застройки внутригородских територий. Освоение новых, удаленных от центра территорий экономически невыгодно, так как связано с огромными затратами на организацию новой инфраструктуры», — рассказал эксперт.

Маир Пашаев С другой стороны, по его словам, потенциальная капитализация удаленных территорий недостаточна для привлечения инвестиций. «А в Дагестане и так мало пахотной земли — города поглощают земли сельхозназначения», — добавил Пашаев.

Также он заметил, что ему не совсем понятно, почему сегодня отдельно обсуждаются ситуации с городами Каспийск и Избербаш. «Думаю, это проблема общая для всех городов. Дербенту в свое время были дополнительно выделены порядка 4 тыс. га земель Дербентского района, освоение которых даже включили в генеральный план города от 2012 года, но они так и не присоединены», — заключил собеседник ФЛНКА.

По словам замдиректора Фонда «Дербент», члена Совета ФЛНКА Амиля Саркарова, в данный момент Дербент не нуждается в расширении территорий и ему просто нужно вернуть под свой контроль земли, принадлежащие городскому округу по закону.

«Как известно, реальная площадь ГО «Город Дербент» составляет 69,63 кв.км., однако территория, реально подчиняющаяся городской администрации, в разы меньше. В Дагестане существует конфликт закона РД от 2005 года и постановления Правительства РД от 2003.

Амиль Саркаров Этот конфликт вызвал путаницу, в результате которой значительная часть принадлежащих МО городской округ «Город Дербент» земель фактически входит в состав Дербентского района. Речь идет о статусе сел Хазар, Вавилово, Дюзлер и Араблинское. Это огромная территория, судьбу которой необходимо определить», — пояснил эксперт в беседе с корреспондентом ФЛНКА.

Также он отметил, что по непонятной причине эту проблему не спешат решать городские власти, хотя ее урегулирование, как считает Саркаров, может благоприятно сказаться на будущем развитии города. Хотя, как напомнил член Совета ФЛНКА, в бытность Имама Яралиева мэром Дербента в судебном порядке происходили разбирательства в отношении этих земель, однако, тем не менее, продолжает наблюдаться произвол и эти земли продолжают находиться в хозяйственном пользовании Администрации Дербентского района. «При правильном освоении всех закрепленных за Дербентом земель город может значительно вырасти, можно даже говорить о населенном пункте с численностью 300 тысяч человек. Это вполне реальные масштабы для Дербента», — заключил член Совета ФЛНКА.

ФЛНКА

Разрешите представиться! В Дербенте прошла презентация местной лезгинской НКА - Видео

e50216f3bf021078f78a0e2e997a0047 XL

Фонд «Дербент» организовал первое мероприятие в конференц-зале РИА «Дербент», которое состоялось 29 декабря 2016 года. Представители общественности, ознакомившихся с работой Местной лезгинской НКА г. Дербента и ее планами на ближайший квартал.

 

Среди приглашенных на презентацию была делегация МЛНКА г. Махачкалы во главе с ее руководителем Пакизат Рагимхановой, председатель правления дагестанской правозащитной общественной организации «Равноправие и справедливость» Баба Сафаров, представитель агульской общины города, директор ТВ10 Абил Асукаев.

 

Замдиректора Фонда «Дербент» Амиль Саркаров рассказал о Фонде «Дербент» и его деятельности, в том числе об осуществляемых уже научно-исследовательских и культурно-массовых проектах, а также о поддержке, которую фонд оказывает другим организациям. Саркаров отметил, что проводимое мероприятие является первым по счету, поэтому на нем одновременно презентуется и МЛНКА г. Дербента и сам конференц-зал РИА «Дербент».

 

Председатель Совета МЛНКА г. Дербента Низами Фетуллаев проинформировал участников мероприятия о том, как создавалась автономия и какую работу она уже проделала.

 

Низами Фетуллаев представил остальных учредителей МЛНКА: Агаширина Давудова (проректор Социально-педагогического института), Рахмана Османова (бывший замначальника Управления образования города Дербент), Айваза Панахова (начальник Дербентского маяка), каждый из которых также выступил с небольшой речью.

 

Затем Низами Фетуллаев обнародовал план ближайших мероприятий. В их числе оказались «круглый стол» по теме: «Роль и значение Лезгинского музыкально-драматического театра в развитии лезгинского народа», а также празднование в Дербенте юбилея выдающегося общественного деятеля, ученого и просветителя Гаджибека Гаджибекова.

 

Отдельно был озвучен вопрос о лезгинском языке. Руководитель МЛНКА отметил, что в течение текущего года организация изучала ситуацию с преподаванием лезгинского языка в образовательных учреждениях Дербента. По его словам, в настоящее время по данной теме ведется подготовка к «круглому столу», на котором будет принят пакет рекомендаций по улучшению качества преподавания лезгинского языка и решению имеющихся проблем в этой сфере в Дербенте.

 

По окончанию официальной части собравшиеся обсудили поднятые на встрече вопросы, а руководители обеих МЛНКА договорились о взаимной поддержке и более тесном взаимодействии между собой и с Фондом «Дербент».

 

Али Гасанов

Установка памятника русским ученым-подвижникам началась в Дагестане

 view 1482306655 a202c8fe9458692af348d53696ebda09

Строительство стелы в честь русских ученых-подвижников - кавказоведа, врача и учительницы - планируется завершить в начале следующего года, сообщили в администрации Сулейман-Стальского района. Это первый подобный проект на уровне муниципалитетов республики, заявил журналист Милрад Фатулаев.

Cтела устанавливается на средства мецената, в нее уже вложено около 500 тысяч рублей, сказал корреспонденту "Кавказского узла" начальник управления культуры администрации Сулейман-Стальского района Бабаханов Матрудин.

"Весной, скорее всего, будет стела открыта, сейчас там работать нельзя – минусовая температура. Стела будет около здания администрации района, рядом будет родник, площадка, скамейки", - сказал Бабаханов Матрудин.

Скульптор Ахмат Адилов рассказал корреспонденту "Кавказского узла", как будет выглядеть монумент.

"Это плоская стела высотой около 250 сантиметров. На ее фоне из бетона сделана раскрытая книга, на правой стороне - барельефы трех лиц, символических фигур: ученый Услар (Петр Услар - выдающийся кавказовед, XIX век), русский врач - собирательный образ, а третья фигура – женщина, русская учительница. Эти три фигуры составляют лицо русской интеллигенции. На левой странице будут стихи, посвященные им. На самой стеле будут изображены горы – это символизирует свет, просвещение, прогресс. Внизу будут размещены слова благодарности, лавровая ветвь", - сказал Адилов.

По его словам, "на данный момент сделан каркас, книга, барельеф вмонтирован в книгу".

Журналист Милрад Фатулаев отметил, что в муниципалитетах это первый подобный проект. А в Махачкале в августе 2006 года был открыт памятник русской учительнице.

"Начиная со сталинского, а особенно в хрущевское время, русские специалисты направлялись в Дагестан, чтобы обучать в школах, в сельские районы приглашались специалисты технической направленности, инженеры, строители, дорожники", - рассказал Фатулаев.

По словам Амиля Саркарова, заместителя директора фонда общественного и культурного развития "Дербент", приезд русских специалистов в Дагестан сказался на уровне образования в республике.

"Роль русских учителей в Дагестане колоссальна. Численность русского населения в Дагестане стала уменьшаться с конца 60-х годов. Это говорит о том, что открылись новые перспективы для приезжих специалистов и второе – что "выросли" местные. В настоящий момент система распределения перестала существовать, и, к сожалению, это негативно сказалось и на качестве образования", - сказал Саркаров корреспонденту "Кавказского узла".

Источник